Как сделать снежный блок

Как сделать снежный блок

Как сделать снежный блок

Как сделать снежный блок

Светлана Чаусова

С признательностью и благодарностью всем,
чьи размышления о громком чтении легли
в основу этого методического материала.

С. А. Чаусова

– Для чего люди читают?
– Чтобы не забыть буквы.
– Чтобы читать объявления.
– Чтобы писать документы.
– Чтобы быть грамотным.

Из разговора с детьми

Нет наслаждения книгой –
нет чтения, нет читателя.
Безучастное перелистывание страниц,
холодное наблюдение за происходящим
в книге – это не чтение.
Любование искусством писателя, поэта,
смакование слова и сочетания слов,
восторг по поводу удачного выражения,
изумление перед мастерством изображения
и описания, волнение, вызванное
глубиной мысли, – вот чтение.

Симон Соловейчик

I

Чаусова

Светлана Андреевна
Чаусова

гл. библиотекарь
методического отдела
ОДБ им. А.Гайдара,
Архангельск

Читать вдумчиво… Наслаждаться художественной выразительностью текста… Считать автора своим собеседником, внимать его словам, соглашаясь или споря с ним… Тонко подмечать своеобразие стиля писателя… Читать, образовывая ум и сердце… Читать, умом и сердцем откликаясь на прочитанное… Легко распознавать хорошую книгу в море разнообразной печатной продукции… Воспринимать книгу целостно… Все эти высказывания можно объединить одним понятием – «идеальный читатель». Но читателем не рождаются, читателя рождают, кропотливо воспитывая. В этом процессе трудно переоценить роль семьи и школы, но нельзя недооценивать и роль библиотеки.

Воспитание грамотного читателя – одна из основных задач, которые призвана решать детская библиотека. Совместное чтение и разговор о прочитанном в начальный период становления читателя помогают ребёнку увидеть, принять, осознать художественное произведение не только как источник информации, но и как источник наслаждения, получаемого от соприкосновения с прекрасным.

В то же время громкое чтение как форма массовой работы даже в детской библиотеке многим кажется неактуальным, несовременным, устаревшим. Праздничность, многолюдье, феерия красок – вот отличительные черты сегодняшних мероприятий. В планах гордо звучат «поле чудес», «своя игра» и т.д., то есть игровые формы работы, пришедшие к нам с экранов телевизоров, и это, конечно, неплохо. Но задумаемся, нет ли среди множества причин нечтения детей и той, что мы не ставим книгу на долженствующий ей пьедестал в любом нашем мероприятии, что наш читатель не видит трепетного отношения к слову самого библиотекаря и что книга часто просто отсутствует на наших встречах с детьми. Поэтому совершенно не случайно громкому чтению отведена роль падчерицы, Золушки в планах массовой работы библиотек.

Как глас вопиющего в пустыне звучат слова известного французского писателя Даниэля Пеннака: «Странное дело, как вывелось в наше время чтение вслух. Что сказал бы на это Достоевский? А Флобер? Нет больше права посмаковать слова во рту, прежде чем вбить их себе в голову? Нет больше слуха? И музыки нет? И вкуса у слов больше нет? А что же Флобер – не он ли орал сам себе свою “Бовари” так, что барабанные перепонки чуть не лопались? Кому и знать, как не ему, что содержание текста идёт через звучание слов, из которых и выплавляется их смысл? Кому, как не ему, так упорно боровшемуся с неподходящей музыкой слогов, с тиранией ритма, знать, что смысл – это то, что произносится? Что? Немые тексты для чистого разума? Сюда Флобер! Достоевский! Кафка! Диккенс, сюда! Великие выкрикалы смысла, скорее сюда! Всколыхните вашим дыханием наши книги! Нашим словам нужна плоть! Нашим книгам нужна жизнь!»

Необходимость совместного чтения даже в тот период, когда ребёнок только научился читать, многими, особенно молодыми родителями, ставится под сомнение. Но известно, что чтение на первых порах доставляет ребёнку большие трудности, сам процесс чтения утомляет его, и поэтому дети больше любят слушать, нежели читать. Даже впоследствии, овладев техникой чтения, ребёнок автоматически не становится грамотным читателем. Здесь нужен взрослый, который не только раскроет перед ребёнком книжные богатства, но и научит понимать язык художественного произведения, видеть то, что ускользает из его поля зрения при самостоятельном чтении. Ошибаются и те, кто считает, что в совместном чтении не нуждаются подростки. Скорее наоборот, чем старше школьник, тем больше это необходимо ему, да и нам, взрослым, так как совместно прочитанный текст, вызвавший в душе ребёнка глубокие переживания, способствует установлению духовной связи между нами. Воспитание вдумчивого, чуткого читателя – процесс длительный и сложный, в нём участвуют и родители, и воспитатели, и учителя, и библиотекари, и писатели, и средства массовой информации. Он состоит из ряда этапов, и громкое чтение – один из них.

Цель данной работы – напомнить методику организации громкого чтения, представить его варианты. Для этого перелистаем страницы вузовских учебников, прислушаемся к методическим рекомендациям специалистов, постараемся увидеть жемчужные зёрна в опыте учителей и наших коллег – библиотекарей.

Терминологический словарь «Библиотечное дело» даёт нам такую формулировку данного понятия: «Громкое чтение – форма устной пропаганды литературы – чтение вслух текста произведения с последующими комментариями чтеца и обсуждением прочитанного».

Цель громкого чтения – научить читать-мыслить, читать-чувствовать, читать-жить; научить активно слушать, чтобы расслышать сказанное.

Главная задача – «раскрыть перед ребёнком мир словесного искусства» (Л. С. Выготский). Это значит – познакомить ребёнка с существованием словесного искусства как неотъемлемой части жизни каждого человека, приучить к постоянному общению с таким искусством, воспитать чувство слова, вызвать интерес, любовь и тягу к книге.

Какова же в этом процессе роль библиотекаря?

Он организует встречу ребёнка и книги, обучает его языку, на котором с ним говорит автор, приучает слушающего вкладывать в процесс чтения-общения все имеющиеся у него на данный момент силы и знания и всё время контролировать себя: слышу ли, что мне говорят и как мне говорят, представляю ли, понимаю ли? При этом надо иметь в виду, что библиотекарь не должен занимать авторитарную позицию, т.е. он не обязательно является носителем правильной, единственно возможной версии. Поведение библиотекаря определяется стремлением обнаружить уникальность и незаменимость точки зрения каждого ребёнка, он разрабатывает и углубляет читательские версии ребят. Дети и библиотекарь должны выступать как реальные герои и соавторы этого мероприятия.

Но для того, чтобы встреча ребёнка с книгой была плодотворна, библиотекарю необходимо серьёзно потрудиться на этапе, предшествующем самому громкому чтению, подготовиться к нему.

Подготовка к занятию включает в себя:

– выбор книги для чтения; определение художественной значимости литературного произведения;

– подготовку к выразительному чтению;

– составление вопросов для обсуждения прочитанного, творческих заданий, объяснения малопонятных слов и выражений.

Как отобрать книги для чтения?

Вот что на этот вопрос отвечают специалисты. Нужны хорошие и разные книги-собеседники, доступные детям определённого возраста и уровня подготовки, причём это должно быть не произвольное множество книг, а дидактически выверенная система детских книг.

Выбранное произведение должно:

  • вызывать у детей эмоциональное переживание, стремление размышлять о прочитанном;
  • быть малой повествовательной формой – рассказ или маленькая повесть, делящаяся на небольшие главы, которые можно прочитать и обсудить за ограниченное время;
  • иметь актуальное для детей содержание.

Наилучших результатов мы достигнем, если книги, выбранные для совместного чтения, вызывают интерес и понимание у самих учащихся и способны разбудить в них желание продолжить общение именно с этим невидимым собеседником и во что бы то ни стало научиться слышать и понимать именно его.

Книги должны не только учить детей и пробуж­дать в них ценимые обществом нравственные качества, но и по возможности ограждать от тех переживаний и трудностей, которые детям в силу объективных причин вынести крайне сложно и которые отрицательно влияют на формирование их личности, ломают, ожесточают их души, убивают веру в силу доброго поступка, слова, в высшую справедливость и истину. Но грустное – тоже необходимо для детского сердца. Эти слёзы детские – не травма, это сердце живое за другое сердце боль чует. Это живительно, это нужно. Первое, чему надо научить ребёнка, – сочувствие. У А. Алексина в рассказе «Третий в пятом ряду» есть такие слова: «Дети должны уметь плакать не только тогда, когда расшибают коленку, но и когда коленка болит у кого-то другого». Герои детских книг учат слушателей и читателей сопереживать. Наша задача – помочь детям не только испытать те или иные эмоции, но и поразмышлять: какие чувства испытывает герой и почему именно такие? Как герой реагирует на жизненные ситуации? Как бы вы поступили?.. «Из любого духовного падения человек выкарабкается, если он в детстве, скажем, Муму жалел или сопереживал Жану Вальжану из “Отверженных” Гюго в свои отроческие годы».

Для громкого чтения могут быть отобраны и книги научно-популярные. Здесь критерием отбора служат: достоверность сведений, доступность изложения и высокий художественный уровень повествования.

Чтобы определить художественную ценность произведения, сам библиотекарь должен быть эстетически развит. Известному исследователю литературы Михаилу Бахтину принадлежит высказывание, что эстетически развитым человеком следует признать того, кто способен к сотворческим отношениям с писателем. В результате такого сотворчества и тот, и другой создают художественный образ. Но чтобы писательский и авторский образы совпали в главном (конечно, полностью они совпасть никогда не могут: читатель – другой человек), необходим особый диалог между автором и читателем. Как любое общение, он чреват непониманием, невозможен без обмена точками зрения. То есть писатель пишет для того, чтобы быть понятым, и расставляет в тексте особые «вехи», по которым читатель сможет творить художественный образ и сопереживать автору. А развитый читатель должен быть в состоянии замечать эти «вехи» и по ним создавать художественный образ. Он также должен воспринимать те авторские мысли и чувства, которые этот образ выражают. Читатель – собеседник писателя может принять авторскую позицию, если она ему близка, а может отвергнуть как неприемлемые и такой образ мира, и его оценки, остро осознав своё отличие от автора.

Какова структура занятия в форме громкого чтения?

По структуре такое занятие состоит из вступительной беседы, самого чтения и беседы после чтения. (Специалисты по работе с дошкольниками и младшими школьниками предлагают повторять чтение художественного текста и в конце занятия, чтобы восстановить в памяти текст целиком после его разбора.) Продолжительность чтения зависит от возраста детей. Дошкольники и первоклассники быстро устают, удерживать их внимание трудно, поэтому для них чтение с последующей беседой не должно занимать более 20–25 минут. Старшие школьники способны слушать более продолжительное время.

Нередко в библиотеках проводятся циклы громких чтений, что даёт возможность в определённой последовательности познакомить детей с отдельными темами, с творчеством лучших писателей.

Вступительная беседа

Пока общение между читателем
и писателем не установилось,
последний не может считать себя
исполнившим своё призвание.
Могучий – он бессилен.

М. Салтыков-Щедрин

Вступительная беседа – важный этап громкого чтения. Её цель – заинтересовать читателя, подготовить его к предстоящей работе с книгой, т.е. до чтения возбудить в читателе необходимые эмоции, оживить в его памяти нужные слова, словосочетания, небольшой опыт, касающийся того, о чём пойдёт речь в книге. Сюда могут быть включены отдельные биографические сведения о писателе, факты, касающиеся истории написания книги, рассказ о том, как вы впервые прочитали её и почему решили познакомить с ней детей. А может быть, это будет рассказ об описанных в книге реальных исторических событиях и т.п.

Очень важно с самого начала создать особую тёплую атмосферу, в которой только и способны рождаться творческий дух, желание раскрыть себя, – без боязни непонимания, собственных ошибок, унижающей оценки взрослого или сверстника.

Как читать?

Чтение вслух, особенно детям, –
это самое важное в воспитании.

В. Астафьев

Нет надобности доказывать, какую силу воздействия на человека имеет слово. Оно всемогуще. Если же слово сказано мастерски, то воспитательная роль его неоценима.

Культура эмоций – это культура души, поэтому необходимо через произведения художественной литературы воздействовать на душу ребёнка. Чтобы полноценно воспринять литературное произведение, нужно эмоционально пережить его, заразиться им. Чтение – это упражнение в нравственном чувстве. Процесс чтения без переживания, без радости, без печали, без улыбки и слезинки лишь сушит ещё не расцветшую душу, делает её слепой к миру образов.

И опять хочется напомнить высказывание Даниэля Пеннака об искусстве чтения вслух: «Человек, который читает вслух, раскрывается весь как есть. Если он не знает того, что читает, речь его невежественна, он жалок, и это слышно. Если он не живёт тем, что читает, слова остаются мёртвой буквой, и это чувствуется. Если он переполняет текст самим собой, от автора ничего не остаётся: цирковой трюк, и всё тут, и это видно. Тот, кто читает вслух, весь как на ладони перед глазами, которые слушают.

Если он читает по-настоящему, если он опирается на знание и, не идя на поводу у своего удовольствия, сам его направляет, если его чтение – это сопереживание как публике, так и тексту, так и автору; если он заставляет признать насущность творчества, пробуждая самую тёмную и неосознанную потребность понимать, – тогда книги распахиваются настежь, и толпы людей, считавших себя отлучёнными от чтения, устремляются вслед за ним в открытые врата».

Читая детям литературное произведение, библиотекарь делится с ними теми мыслями и впечатлениями, которые у него возникли в результате чтения и анализа текста, старается вызвать соответствующий эмоциональный отклик, помогает понять основную идею произведения. Чтение должно быть простым и выразительным. Хорошее чтение – прежде всего правдивое и искреннее, верно истолковывающее текст и исключающее внешний эффект, театральность. К чтению надо готовиться заранее: знать текст и читать так, как будто лишь пробегаешь глазами по страницам книги. Но вот ещё одно мнение: «Не играйте с детьми понарошку. Не читайте как взрослый с высоты своего возраста. Не проводите мероприятия. Читайте по-всамделишному, как будто и сами как в первый раз, как в шесть лет… с изумлением. Мы же актёры высокой пробы, но дети всё равно талантливее нас. И фальшь чувствуют тут же. И не прощают. Не верят. И если там умерла собака, а вы улыбаетесь, то вы и есть главный злодей и чужой взрослый». Так считает Л. Воронова.

Младшие школьники, слушая выразительное чтение, сами начинают читать по-иному: более выразительно, пользуются паузами, передают в диалоге характер действующих лиц.

Не следует прерывать чтение, чтобы давать детям рассматривать иллюстрации. Какие-то картинки к рассказу мы можем показать во время вступительной беседы, остальные – в ходе беседы по содержанию текста.

Беседа о прочитанном

Понимать искусство головой,
без участия сердца – это немногим больше,
как если бы понимать его ногами.

В. Белинский

Первое восприятие вызывает у детей яркий эмоциональный отклик, повышенный интерес к изображённым событиям и героям, но вместе с тем бывает иногда неполным, поверхностным. Ещё В. Одоевский писал: «Дитя не может научиться из одних книг всему, что ему нужно знать. При книге необходимы ему объяснения и замечания искусного руководителя, который бы заставлял его беспрестанно вникать в смысл прочитанного и помогал таким образом его разумению».

Вопросы, обращённые к детям, после громкого чтения, – предмет особого разговора. Здесь вновь призовём на помощь специалистов, занимающихся проблемами детского чтения. Л. М. Гурович, Л.Б. Береговая, В. И. Логинова, авторы книги для воспитателей «Ребёнок и книга», на основе исследований наших отечественных педагогов разработали систему вопросов, которая позволяет, сохраняя у детей свежесть первых впечатлений от прослушанного, вести их к более глубокому пониманию содержания произведения. Они выделяют следующие категории вопросов, задаваемых после чтения.

• Вопросы, позволяющие узнать, каково эмоциональное отношение детей к явлениям, событиям, героям, изображённым в произведении: что больше всего понравилось? Нравится или не нравится тот или иной герой? Не оставьте без внимания и такой вопрос: что не понравилось в рассказе? (Когда что-либо не нравится, причём мотивированно, это уже показатель определённого читательского вкуса. Малоразвитым читателям, как правило, всё нравится.) Такие вопросы задают обычно в начале беседы, они оживляют и обобщают первые впечатления.

• Вопросы, направленные на то, чтобы выявить основной замысел произведения, его проблему, что даст возможность узнать, насколько глубоко дети поняли произведение. Постановка проблемного вопроса сложна. От библиотекаря здесь требуется умение найти в произведении узловые моменты и сформулировать вопрос так, чтобы возникло обсуж­дение, появились различные мнения.

• Вопросы, обращающие внимание детей на мотивы поступков персонажей.

Например, почему Маша не разрешала медведю отдыхать, говорила: «Не садись на пенёк, не ешь пирожок»? Вопросы подобного характера заставляют ребёнка размышлять о поступках героев, причинах и следствиях этих поступков, выявлять внутренние побуждения персонажей, замечать логическую закономерность событий.

• Вопросы, обращающие внимание детей на языковые средства выразительности. Они помогают ребёнку понять, что те или иные слова использованы не случайно, помогают понять эмоциональную окраску слов.

Например: «дети, послушайте, какое интересное слово в рассказе – “схватил”. Почему схватил, а не взял?»

• Вопросы, направленные: на воспроизведение содержания; на выяснение местонахождения; на выяснение обстоятельств; на констатацию фактов и явлений; на выяснение свойств и качеств.

Отвечая на них, ребёнок припоминает отдельные эпизоды и факты, логически выстраивая их. Отметим, что не следует злоупотреблять вопросами, направленными на воспроизведение содержания, так как это делает беседу скучной и неинтересной.

Вопросы такого типа ставятся лишь в тех случаях, когда необходимо напомнить, актуализировать эпизоды, детали как будто неглавные в сюжете, а потому часто ускользающие из поля зрения ребёнка, но на самом деле очень значительные для осознания смысла произведения. Например, в «Сказке о рыбаке и рыбке» А.С.Пушкина можно предложить детям вспомнить поведение моря, его «отношение» к происходящему. Беспокойная реакция моря поможет детям лучше понять и почувствовать возрастающую напряжённость событий, а кроме того, ещё раз насладиться красотой, многозначностью и звучностью пушкинского слова.

• Вопросы, побуждающие ребёнка к элементарным обобщениям и выводам. Обычно ими заканчивают беседу. Назначение этих вопросов – вызвать у ребёнка потребность ещё раз вспомнить и осмыслить произведение в целом, выделить наиболее существенное, главное. Например: зачем писатель рассказал нам эту историю? Как бы вы назвали этот рассказ? Почему писатель так назвал это произведение? Вопросы после чтения побуждают детей не только запомнить и воспроизвести литературный материал, но и обдумать, осознать его, выразить словом возникшие при слушании мысли и впечатления.

При обсуждении прочитанного с детьми младшего школьного возраста подобных вопросов бывает достаточно. Что же касается подростков, то здесь необходимо продумать также вопросы, направленные на личностное восприятие произведения, на постижение уровня понимания его полноты, глубины, оригинальности.

Для проверки качественной стороны восприятия подростками художественного произведения специалист в области детского чтения, кандидат педагогических наук, доцент Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусств Ирина Ивановна Тихомирова предложила следующий круг вопросов:

• Проверка образного мышления ребёнка

Как представляет он тот или иной эпизод? Какие картины предстают перед его глазами? Какие звуки? Какие запахи? Что бы он нарисовал, если бы был художником?

• Проверка эмоционального резонанса читателя

Какой момент в книге показался наиболее светлым и радостным? Что вызвало улыбку или смех? Какой момент заставил загрустить?

• Проверка способности читателя проникать во внутренний мир персонажа и авторский подтекст

Объясните, почему герой действовал так, а не иначе? Почему у него возникли такие чувства, а не другие? Что скрыто за словами персонажа? Каким вам видится автор этого произведения? Как он относится к своим персонажам? Разделяете ли вы его отношение?

• Проверка умения читателя чувствовать подтекст произведения

Есть ли какой-нибудь тайный смысл, скрытый в этом произведении, о чём автор не говорит открытым текстом, но даёт понять всем повествованием в целом? Выскажите свои соображения.

• Проверка фантазии читателя

Каким вы представляете будущее героев? Как, по вашему мнению, сложится их судьба?

• Проверка тонкости восприятия, умения истолковать мелочи и детали

Обратили ли вы внимание на такую подробность? Что она означает? О чём говорит? Какое отношение имеет к герою? Как вы можете объяснить то или иное слово?

• Проверка ассоциативного мышления читателя

Бывала ли в вашей жизни или в жизни ваших близких история, похожая на эту? О чём напомнила вам эта книга? Может быть, подобная история или герой знакомы вам по фильмам или другим книгам? С чем увязалась в вашей памяти эта книга?

• Проверка способности перенести читаемое на себя

Если бы вам пришлось играть это произведение на сцене, какую бы роль вы выбрали для себя? Чем она близка вам? Нет ли в персонаже чего-нибудь созвучного вашей душе? В чём сходство или различие?

• Проверка способности целостного восприятия произведения

О чём это произведение? Почему оно так названо? Чем эта книга отличается от всех остальных? В чём её глубинный смысл и её оригинальность?

Следует иметь в виду, что вопросов не должно быть много, они должны помогать увидеть, рассмотреть скрытое художественное содержание.

Надо предвидеть и возможность нового поворота в разговоре. Ведь беседа – это всегда диалог на равных. Опыт показывает, что не обилие хороших вопросов вызывает заинтересованное обсуждение прочитанного. Умение поставить 1–3 стержневых вопроса определяет для детей возможность живо обмениваться мнениями. Такая беседа учит разговаривать, а не механически отвечать спрашивающему. Разговор о прочитанном должен вызывать у детей желание вновь и вновь заглянуть в книгу, чтобы посоветоваться с писателем, подкрепить своё мнение.

Иногда после прочтения школьникам предлагается составить свой круг вопросов для обсуждения, и это позволяет увидеть, умеет ребёнок анализировать произведение или идёт от пересказа его содержания.

Среди специалистов по вопросам детского чтения существует и такое мнение, что беседовать после прочтения не обязательно. Само произведение может вызывать сильные переживания, глубокие мысли. Бывает, что беседа только разбивает впечатление от прочитанного. Вспомним слова Корнея Чуковского: «Не вредит ли навязчивое, слишком усердное толкование, анализирование русских стихов, рассказов? Не полезнее ли для ребёнка просто побольше их читать, может быть, с помощью старшего друга?»

«Разговаривать с детьми сразу после чтения можно в тех случаях, когда у них есть вопросы к библиотекарю, раздаются реплики или есть желание высказаться по поводу услышанного» – так считают авторы практического пособия «Библиотека и юный читатель».

Создавая произведение, писатель рассчитывает на отклик читателя: на его самостоятельную мысль, на его эмоциональную реакцию, на способность создавать образы в ответ на образы писателя, на активность ассоциативных связей. Именно наличие субъективного творчества читателя позволило Н.А.Рубакину сформулировать известный вывод: «Сколько читателей, столько и содержаний произведения» – и подчеркнуть, что главное в чтении не текст сам по себе, а мысли и чувства, образы, вопросы, которые рождаются в душе читателя.

Нередки случаи, когда художественная литература перестаёт восприниматься как искусство, превращается в познавательную информацию, которую надо запомнить, усвоить, понять, но совсем не обязательно переживать. Поэтому библиотекарю в беседе о книге важно разбудить фантазию читателя, зажечь воображение, всколыхнуть жизненные ассоциации, используя такие формы претворения литературных образов, как устное словесное рисование, воображаемая экранизация и театрализация текста. В результате дети создают продукт чтения, который часто находит выражение в виде рисунков, отзывов, игр, театрализованных импровизаций. По мнению И. И. Тихомировой, «все они – своеобразный экран, где высвечивается внутренний мир ребёнка, те духовные процессы, которые совершались в акте чтения».

Здесь читателям могут быть предложены такие задания: «Представьте, что вам надо передать основные события произведения в трёх эпизодах. Какие моменты вы выбрали бы для них? Как назвали бы серию рисунков? Как показали бы в них героев?» или: «Представьте, что школьная киностудия поручила вам сделать по произведению диафильм, слайд-шоу. Какие кадры вы сделали бы? Какими словами текста пояснили бы?» Необходимо предложить детям аргументировать свой выбор, свои представления, дать им толкование.

Младшие школьники после прослушивания художественного произведения любят рисовать, рисунок помогает им вновь пережить прочитанное, восстановить всё в памяти. Пусть дети рисуют всё, что хочется, что родилось в душе как отклик на этот текст. А можно предложить им нарисовать самый важный в их понимании эпизод рассказа и объяснить свой выбор или подписать рисунок цитатой из текста и т.д.

II

А теперь обратимся к опыту наших коллег. Анализ их разработок по проведению громких чтений художественной литературы поможет увидеть возможности этой формы работы для эстетического и нравственного воспитания детей.

«Сказки С. Козлова требуют тишины и сосредоточенности, – считают сотрудники Челябинской областной детской библиотеки. – Лучше всего они воспринимаются детьми с голоса, дающего возможность передать интонационное богатство произведения. Библиотечной формой работы со сказками писателя может стать громкое чтение с последующим рассматриванием иллюстраций и размышлением-обсуждением». На групповые литературные чтения детей созывает листок-приглашение: «Приглашаем тебя посумерничать с нами вместе. Каждую пятницу в 5 часов. Ёжик и Медвежонок».

Само мероприятие они проводят так.

Чтение сказок должно быть тихим, неспешным. На них неуместны бойкие викторины, шумные игры. Встреча от первой минуты до последней должна быть сотворчеством понимающих: писателя – библиотекаря – читателя. Рассматривая иллюстрации к сказкам, легко заметить, что мелодии арфы, флейты, клавесина, скрипки, свирели «звучат» практически в каждой. Значит, вся книга о «музыке души», и читателю важно эту музыку услышать.

В предлагаемой авторами методике чтения и обсуждения нескольких сказок С. Козлова формулируется смысл сюжетов, героев и образов сказок. Постижение этого смысла и есть цель каждого «тихого» чтения. Библиотекарь может изменить последовательность вопросов, развернуть их содержание с помощью цитат, дополнить перечень вопросами, выявляющими непосредственное впечатление. Например: с каким настроением вы слушали сказку? Изменилось ли оно в процессе чтения? Какой эпизод показался самым интересным, волнующим? Что бы вы изобразили на афише к мультфильму по сказке?

«В родном лесу»

Герои этой сказки ожидают прихода зимы и грустят в «необъятной красоте осеннего леса». Лесная Мышь грустит и торопится «надышаться» последними тёплыми днями. Зайцу грустить трудно: любоваться – несвойственное ему дело. Его заботит, что с первым снегом придёт тревожная пора запутывания следов. Красота родного леса не может соперничать с важной хитростью – умением бегать задом наперёд. Мудрая печаль, так редко посещающая Зайца, сменяется ликованием – «теперь уже никто никогда не отыщет его в родном лесу». Финал, в котором «Заяц плакал от радости», звучит грустно.

Вопросы к беседе по сказке

– Почему Зайцу и Мышке в «мягком» и родном лесу сделалось грустно?

– В сказке говорится: «Потерялся в необъятной красоте леса…» Какими словами, описаниями леса, диалогами героев эти слова подтверждаются?

– В каком смысле Мышка употребила поговорку: «Много будешь знать – скоро состаришься»? Почему она сказала: «Ещё каким стареньким будешь»? Можно ли быть одновременно и молодым и старым?

– Какой хитрости научила Мышка Зайца? Почему она не захотела, чтоб Заяц отблагодарил её за совет?

– Заяц «чуть не плакал от радости…» – эта фраза грустная или радостная? Каким вам больше понравился Заяц – грустным (в начале рассказа) или радостным (в конце)? Как автор относится к Зайцу? А к Лесной Мыши?

«Снежный цветок»

Ёжик – персонаж, с которым «всем-всем хорошо». В сказке «Снежный цветок» эта мысль находит метафорическое воплощение в превращении Ёжика в волшебный цветок «Всем-всем хорошо и всем-всем весело». Но в этом превращении нет ничего сказочного: Ёжик остался собой, просто так обледенели его иголки, когда он искал цветок на дне ключа, что друзья не узнали его. Однако они были правы: волшебный цветок на самом деле живёт в Ёжикиной душе – так безгранична его доброта и любовь, так велика сила самопожертвования. Не случайно на Новогодней ёлке не хватало Ёжика.

Вопросы к беседе по сказке

– Почему Ёжику захотелось сделать что-то совсем необыкновенное?

– Почему он мечтал о цветке «Всем-всем хорошо и всем-всем весело»? Какой это герой? Что для него значат друзья?

– Что вы испытывали, когда Ёжик искал цветок?

– Почему замёрзшего Ёжика друзья приняли не за снежинку, не за пенёк, а за удивительный снежный цветок, и Медвежонок сказал о нём почти так же, как называется цветок: «Ах, как всем-всем хорошо и весело»?

– Постарайтесь передать, как изменяются чувства Ёжика на протяжении сказки. Как вы думаете, было ли ему весело на Новогодней ёлке?

Этот вопрос-задание можно предложить ребятам до чтения сказки:

– Постарайтесь выразить по ходу чтения смену настроений героя в радуге настроений.

При этом значение каждого цвета должно быть оговорено заранее. Например, красный цвет – для обозначения радостного настроения, синий – грусть, зелёный – мечтательность, чёрный – страх, тревога…

К концу чтения ребята обозначат на карточках в форме радуги весь спектр состояний героя, которые они чувствовали. С анализа результатов можно будет начать обсуждение.

У сказок С. Козлова есть ценное свойство – они словно бы приглашают читателя вступить в литературное и изобразительное соавторство. Импульсом к творчеству могут быть разные приёмы: продолжить, досказать сказку, рассказать о герое от имени персонажа, придумать новые истории о Ёжике и Медвежонке на предложенные сюжеты («Как Ёжик с Медвежонком познакомились», «Как Ёжик и Медвежонок лечили Солнышко», «В гостях у лунных зайцев» и др.). Осенним днём можно придумать «Осеннюю песню травы».

Можно предложить выразить свои впечатления и в рисунках. «Говорить» с читателем на выставке будут сами герои. Их обращения могут быть написаны на «кусочках бересты», «листиках», «облаках» или на силуэтах героев.

Тексты могут быть такого содержания:

– На силуэте Ёжика: «В сказке “Ёжик и море” я был маленьким морем на четырёх лапах. Нарисуй мой сон».

– На «сосновой шишке»: «Я лежу, на небо гляжу, водичку слушаю, звёздочку зелёную увижу – Ветер вспоминаю. Нарисуй мои воспоминания». («Сосновая шишка»).

Можно предложить детям более сложное задание: нарисовать мультфильм или диафильм по сказке, то есть подумать о раскадровке, сопроводительном тексте и других деталях. Большие возможности для этого предоставляет, например, сказка «Как поймать облако». Ребята могут подумать об афише, «костюмах» героев, декорациях и представить их эскизы, а также – о реквизите и куклах для настольного театра. Если эта идея будет поддержана, то в библиотечном театре книги состоится премьера. Возможны и более конкретные задания. Например: «Нарисуй, как Ёжик летал по небу, зацепившись за зелёное море, по которому неслись корабли» («Осенние кораблики») или: «Нарисуй Тили-Мили-Трямдию» («Трям! Здравствуйте!»).

Другой автор, Т.В.Пантюхова, идеальной книгой для проведения цикла громких чтений среди своих учащихся считает сказку Петра Алешковского «Рудл и Бурдл». Семнадцать глав – десять творческих встреч с ребятами. Каждый урок складывается из блоков:

– чтение;

– беседа о прочитанном;

– творческие задания.

Последовательность блоков варьируется, блок «Чтение» повторяется в конце занятия. «Беседа о прочитанном» – это ответы на вопросы, разбор непонятных слов, ведение сказочного словарика и «героической» таблицы, в которой заполняются пункты: имя героя, внешний портрет, внутренняя характеристика, фотография на память (рисунок героя).

Творческие задания делятся на литературные, изобразительные, социальные. Одни рассчитаны на индивидуальное выполнение, другие – на работу в группе. Вот несколько примеров, которые дают представление о творческих заданиях: «Нарисуй героя по литературному портрету»; «Изобрази пейзаж по описанию»; «Выберите пять предметов, которые вы взяли бы с собой на сказочный остров».

Для коллективных работ ребятам предлагается продумать и сделать костюм Феи, затем придумать героине имя, сочинить рассказ по опорным словам.

В ходе занятий младшие школьники получают опыт работы с текстом, формируют и высказывают свою точку зрения. Всем участникам предоставляется возможность чтения по ролям, проявления бурной фантазии. Итоги работы подводятся на празднике «Чудесно-расчудесно по шарику, земле, острову, гулять».

Статья подготовлена при поддержке туристического агентства «Optio Travel». Если Вы решили провести незабываемый отдых за границей, то оптимальным решением станет обратиться в туристическое агентство «Optio Travel». Перейдя по ссылке: «», вы сможете, не отходя от экрана монитора, заказать туры в Таиланд по выгодным ценам. Более подробную информацию о ценах и акциях действующих на данный момент вы сможете найти на сайте www.Optio-Travel.Ru.


Источник: http://lib.1september.ru/article.php?ID=200900105


Как сделать снежный блок

Как сделать снежный блок

Как сделать снежный блок

Как сделать снежный блок

Как сделать снежный блок

Как сделать снежный блок

Как сделать снежный блок

Как сделать снежный блок

Как сделать снежный блок

Как сделать снежный блок

Как сделать снежный блок